Mənhəcin əsasları

Titulo

9.11.2016

Третий ответ Гамета Сулейманова Салиму Абу Умару



Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного.


Я прочитал последнее ваше письмо, брат Салим, благодарю вас за ответ. Однако, это ваше письмо, как и прежнее, полно оскорблений в мой адрес. К сожалению, вы больше пишете на публику, нежели по существу. Вы хотите преподнести все так: “мол, Гамет придирается и клевещет на меня и на других проповедников”. Вы оскорбляете меня и говорите:

“он всё равно не успокоится, потому что проблема не во мне, проблема в нём”.

Вы также говорите обо мне:

“а кто сам плох, тот будет видеть в других только плохое”.

Вы хотите показать публике, что якобы я занимаюсь тем, что умаляю достоинства людей, и как будто все то, что я сказал про вас, является клеветой. Вы пишете:

“В этом я не хочу уподобляться Гамету Сулейманову. Я не добиваюсь своих целей через умаление достоинства других”.
Я не буду обращать внимания на ваши многочисленные оскорбления и разговор на публику. Однако, я вам скажу одну вещь, брат: может быть кто-то и обманывается вашими разговорами на публику, однако требующие знания и умные люди понимают, что вы хитрите и уходите от разговора.

Вы пишете: “Кто такой Гамет, что он у меня спрашивает мою позицию?” В целом, такой подход к проблеме неверный. Это наш общий призыв к саляфие, и мы должны сделать все, чтобы защитить и сохранить этот призыв всеми средствами. А кем являюсь я, или кем являетесь вы, эти вопросы абсолютно не к месту. Если мы занимаемся призывом, мы первым долгом несем ответственность перед Аллахом, а потом уже перед друг другом и перед мусульманами в целом. Проповедники-саляфиты должны помогать и поддерживать друг друга в призыве к религии Аллаха. Но для этого мы должны быть уверены друг в друге, и поэтому не должно быть ничего оскорбительного, если мы просим друг друга показать свою позицию в определенных вопросах. Особенно если распространяются сомнения в отношении кого-либо из нас. Ведь саляфиту никогда не должно быть сложно показать свою позицию, так как его призыв является открытым и прозрачным, в отличие от остальных бидаатчиков, которые строят свой призыв на скрытности и конфиденциальности. Как говорил Умар бин Абдуль-Азиз : "Если вы видите, что какая-то группа людей тайно от всех ведёт разговоры о религии, то знайте, что они находятся в заблуждении".

Сегодня, к сожалению, появилась очень интересная тенденция: когда ты просишь у некоторых людей показать открыто свою позицию в отношении какого-либо шариатского вопроса, они начинают сразу обижаться и обвинять вас, что вы подрываете их авторитет и их рейтинг. По всей вероятности, вы тоже относитесь к этим людям.



Что касается ваших ответов, то в своем первом ответе на мои вопросы касательно отношения к правителям мусульман, вы дали подробный ответ. Джазака Аллаху хайран. Я надеюсь, что вы сделали это искренне, и мы делаем на вас хусну занн и не думаем, что вы сказали это из-за того, что данная тема получила публичную огласку. 
Однако, брат, почему вы показываете это так, мол “Гамет на меня клевещет и попросту ко мне придирается в этом вопросе”? Я же показал ссылки с вашей статьи, где вы дозволяли выходить против правителя-мусульманина, который не судит по шариату. Более того, вы говорили об этом у себя на уроке, и это слышали от вас ваши ученики. Скажите хотя бы “да, я так говорил, но сейчас я покаялся, и поменял свое мнение”. Почему вы преподносите это публике так, как будто я это взял с воздуха и придираюсь к вам не по праву?

На мою просьбу “2) Изменить свое отношения к хизбитам: перестать хвалить и защищать их, и не говорить, что они являются саляфитами или ахлю-сунна”, Вы пишете:

“Моя позиция: я не хвалю хизбитов, не защищаю их и не говорю, что они салафиты или Ахли-Сунна!”

Эта ваша позиция только на словах, брат. Я привел вам ваши цитаты, где вы хвалите хизбитов, в том числе и этого переводчика, но вы ничего на это не ответили. Ваши ученики и другие братья могут напомнить вам, как вы хвалите и других известных хизбитов. Ваша проблема в том, что вы их считаете саляфитами, а не хизбитами, и поэтому уверенно говорите, что вы не хвалите хизбитов. Однако, у ученых ахли-сунны и у вас разные понимания, кто такие хизбиты. Ваше данное заявление, наравне с вашим отношением к бидаатчикам, еще раз доказывают, что вы считаете и называете хизбитов саляфитами. Ведь вы сами косвенно признались в своем прежнем ответе, что вы опираетесь на такие ихванские принципы в отношении бидаатчиков, как “мы исправляем ошибки, но не обвиняем личности” или “упоминание достоинств наравне с ошибками”, и, следовательно, поэтому вы не называете хизбитов и ихванов бидаатчиками. Я в своем прежнем ответе показал, что вы в своем отношении к бидаатчикам даже пошли дальше хизбитского принципа “упоминание достоинств наравне с ошибками” и упоминаете в отношении некоторых бидаатчиков только их достоинства, игнорируя их заблуждения. Я также привел вам слова ученых ахли-сунны, которые указали на заблуждения вашего такого подхода в отношении бидаатчиков. Однако, видимо, слова этих ученых не показались убедительным доводом для вас.

Далее на мою просьбу: “Изменить свое отношение к шейху Рабии (да хранит его Аллах) и покаяться за неуважение, которое вы проявляли к нему” Вы отвечаете:

“Если я когда-либо где-либо проявил неуважение к шейху Раби'а аль-Мадхали (да хранит его Аллах!), то я каюсь за это и прошу Аллаха простить меня!”

Очень странно вы отвечаете, брат. Как понять “если я когда-либо где-либо проявил неуважение к шейху Раби'а аль-Мадхали”? Так можно сказать в отношении чего хотите. Я тоже могу сказать: “если я когда-то ругал сподвижников или делал куфр, то я прошу Аллаха простить меня”. Это совсем не означает, что вы признались, что вы проявляли неуважение к шейху. Ваш этот ответ просто означает “отстань от меня”, а не означает, что вы признали свою вину. 
Однако, вы опять хотите показать публике, что якобы я на вас клевещу и обвиняю вас без основания. Хотя я вам привел еще в своем первом письме вашу рассылку, где вы неуважительно говорите о шейхе, но вы до сих пор на это ничего не ответили. Более того, вы сами знаете, что существует много свидетелей, которые готовы свидетельствовать о том, что вы плохо и неуважительно отзываетесь о шейхе Рабии (да хранит его Аллах). Плохое отношение к шейху Рабии - это одно из основных качеств современных хизбитов, которые ненавидят шейха за то, что он разоблачает их. Говорить, что шейх Рабиа отказался от всех своих джархов - это означает, что шейх был не прав, предостерегая от хизбитов и других бидаатчиков, и что можно теперь уже слушать и получать знания от них. Это большая проблема в манхадже - говорить так.

Еще раз повторяюсь, брат, не говорите на публику и будьте предельно искренним и открытым. Лучше было бы для вас признаться, что вы были не правы в отношении шейха, и сейчас покаялись, чем делать такие двусмысленные заявления. Во всех делах надо помнить об Аллахе, а не о своей репутации или о том, что о вас подумают люди. Иметейте смелость признаться в своих ошибках. Помните, что только Аллах дает и лишает людей славы и репутации. Всевышний Аллах говорит: “Скажи: «О Аллах, Владыка царства! Ты даруешь власть, кому пожелаешь, и отнимаешь власть, у кого пожелаешь. Ты возвеличиваешь, кого пожелаешь, и унижаешь, кого пожелаешь. Все благо – в Твоей Руке. Воистину, Ты способен на всякую вещь.” (3:26).

Далее вы пишете на мою просьбу “Показать мне закон ОАЭ, который дозволял бы вам заниматься призывом без разрешения властей”:

"Отсутствие запрета — уже есть разрешение! Властями Объединённых Арабских Эмиратов, где я живу, исламский призыв (дават) не запрещён никому!"

Затем вы пытаетесь доказать, что я занимаюсь призывом в своей стране незаконно, так как я не законный имам. 
Во-первых, брат, вы, наверное, не хорошо знакомы с законами ОАЭ. Да, в этой стране не запрещен призыв. Однако, в соответствии с законом этой страны, проводить уроки могут только люди, которым министерство по делам религии (аукаф) дает на это специальное разрешение и, как правило, в особо выделенных местах. Мне это говорили люди, которые работают в аукафе. Поинтересуйтесь еще раз касательно этого, тем более вы являетесь юристом и быстро получите нужную для вас информацию в этой сфере.

Что же касается меня, если уж вы хотите знать, то община мечети “Абу Бакра” прошла перерегистрацию 3 июля 2002 года и является законной, и никогда не была распущена. Я, в свою очередь, являюсь председателем этой общины. Что касается закона, который вышел в 2011 году, то он к нам не относится, так как община может быть распущена либо по желанию членов общины, либо же решением суда. Ни того, ни другого не было. О законности нашей религиозной общины и об отсутствии необходимости проходить повторно перерегистрацию нам сообщили в государственном комитете по делам религии, когда мы обратились к ним, чтобы заново пройти перерегистрацию. 
Во-вторых, брат, где я занимаюсь призывом и делаю ли я это законно или нет, вас не должно касаться изначально, и это не является предметом нашего разговора.

Даже если предположить, что я не законный имам, мы здесь обсуждаем важные вопросы акиды и манхаджа, по которым следует иметь четкую позицию. 
Если вы занимаетесь призывом, и вас слушает определенное количество людей, то вы должны уметь показать свою позицию в нужный момент как в отношении важных вопросов манхаджа, так и в отношении бидаатчиков. Религия является искренним наставлением (насиха), и я вам как брат советую: если вам по каким-то причинам тяжело это делать, тогда лучше оставьте призыв. Это лучше же для вас, и я желаю вам блага, говоря это вам. Но если же нет, и вы все-таки взялись за это дело, то тогда проявляйте смелость и стойкость на этом пути и не бойтесь показывать свою позицию в нужные моменты.

Далее я вас попросил: “5) Укажите к каким проповедникам у меня были несправедливые претензии”,

и вы на это отвечаете:

“Вы не назвали мне имя переводчика Корана, которого я должен был осудить, а сами требуете от меня указать, к каким проповедникам у вас претензии. Довольно интересное понимание справедливости у вас, брат мой”

Опять вы странно отвечаете на вопросы, брат. Когда я говорю о переводчике и еще привожу его цитату с вашей статьи, вы и, в том числе, все читающие, понимают, о ком идет речь. Скажите просто открыто, что вы не хотите объявлять свою позицию в его адрес. Почему вы прибегаете к таким несерьезным отговоркам?

Я всегда избегаю называть имена бидаатчиков, если понятно, о ком идет речь, чтобы это не было для него лишней рекламой. Вы же обвинили меня в том, что я несправедливо предостерегаю от призывающих, однако даже не намекнули, о ком идет речь. 
В этом письме вы повторили свое прежнее обвинение, обвинив меня на публику:

“нет смысла повторять мои ответы, ведь он всё равно не успокоится, потому что проблема не во мне, проблема в нём. Поэтому многие оставили дискуссии с ним и занимаются своим делом на Пути Аллаха” .

Я за всю свою деятельность всего несколько раз обвинял призывающих и предостерегал от них. Однако, это делал не только я, как вы хотите это показать публике. Большинство требующих знания Азербайджана выступали единой позицией в отношении этих личностей за их серьезные заблуждения.

Но если вы так настаиваете, чтобы я назвал по имени этого переводчика, то я не боюсь этого сделать. Его зовут Эльмир. Я надеюсь, вы поймете, о ком идет речь, и не попросите у меня его фамилию, отчество и номер группы крови. Честно говоря, я не удивлюсь, если вы это сделаете.

Теперь вы наберитесь, пожалуйста, смелости, и объявите публично для всех свою позицию касательно этого человека: является ли он для вас саляфитом, и можно ли у него получать знания. Объясните свою чрезмерную похвалу в его адрес, тогда как у него имеется столько заблуждений в акиде и манхадже, о которых вам прекрасно известно.

Более того, объявите теперь уже вы публично и открыто, от каких проповедниках я предостерегал не по праву. Надеюсь, в этот раз вы не убежите от ответа, и открыто и смело объявите о своей позиции как в отношении этого вопроса, так и в отношении переводчика.

Далее вы пишете:

“Я ответил вам на все ваши вопросы. Надеюсь, это вас успокоит и на этом вы закончите этот публичный "телесериал" и больше претенциозных открытых посланий в мой адрес от вас не появиться”

Брат, как я вам уже показал выше, на многие мои вопросы вы не дали полный ответ. В особенности это касается вашей позиции в отношении бидаатчиков и шейха Рабии (да будет доволен им Аллах), где вы объявили, что он отказался от всех своих джархов в отношении бидаатчиков.

Что касается моего спокойствия, то насчет этого не беспокойтесь, пожалуйста, брат. Я абсолютно спокойно и хлоднокровно обращаюсь к вам с самого начала и прошу и жду от вас прямых и не двусмысленных ответов. Однако, к сожалению, вы с самого начала начали уходить от разговора и принялись поднимать темы, абсолютно не имеющие отношения к нашему разговору. Постоянно делая вид, что вы не понимаете, о ком идет речь, вы сделали наш разговор очень длинным и отняли время как у себя, так и у остальных. И это не телесериал, брат, это дискуссия на важные вопросы акиды и манхаджа. Видно с вашего разговора, что вы не воспринимаете серьезно эти вопросы, тогда как они являются очень серьезными.

И потом, брат, вы призываете меня быть спокойным, однако посмотрите сами на себя и в каком тоне вы пишете и общаетесь. Ваши письма полны эмоциональных обвинений и оскорблений в мой адрес. Вы также пытаетесь выставить меня перед публикой, как клеветника, хотя я на все свои обвинения привел вам доводы с ваших слов, с ваших статей и с ваших рассылок. Посмотрите себе в сердце и задумайтесь, что вами движет, когда вы отвечаете таким образом. Контролируйте свое намерение, брат, и не забывайте, что Аллах видит то, что в сердцах.

Далее вы пишете:

“Я же со своей стороны требую от вас публичных извинений за подрыв моей репутации и оставляю за собой право обратиться к вам с целым рядом вопросов. Однако сделаю я это, в отличие от вас, конфиденциально, а не публично”.

Я не понимаю, за что вы требуете от меня извинений? Я вас не оскорблял (в отличие от вас), не ругал и не клеветал. Или может, я должен извиниться за то, что попросил вас показать свою позицию по важным вопросам акиды, где вы допускали грубые ошибки? И вообще, где это сказано, что если требующего знания просят показать открыто свою акиду, это считается оскорблением и за это надо просить прощения?

Что касается вопросов в мой адрес, то можете это сделать как публично, так и конфеденциально. Я никогда не убегаю от вопросов и надеюсь увидеть от вас то же самое.
Что же касается вопросов в мой адрес на каком-то форуме, то братья мне уже их показали, и я, иншааЛлах, отвечу на эти вопросы в скором времени. Можете за это тоже не беспокоиться.

В целом, брат, хочу сказать, что вы не показываете открыто свою позицию в вопросе отношения к бидаатчикам, а наоборот, постоянно убегаете от ответов. Напротив, вы декларируете правила и принципы, которые полностью противоречат саляфитскому манхаджу. Вы также претворяете эти принципы в жизнь в отношении бидаатчиков. То же самое можно сказать в отношении вашей позиции к шейху Рабии (да хранит его Аллах)
Я надеюсь, что вы изменитесь и последуете в этом вопросе саляфитским ученым. А пока вы это не сделаете, если у нас будут спрашивать про вас, мы не сможем рекомендовать вас, чтобы к вам обращались по вопросам акиды и манхаджа. И это из-за неясности вашей позиции к бидаатчикам, в особенности к хизбитам.

Гамет Сулейманов

23 сентября 2014 г. 
Blogger tarafından desteklenmektedir.